Суббота, 02.03.2024, 04:52
Сайт группы «Пикир». Экономика-основа развития Кыргызстана!
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2010 » Июль » 29 » Не разбудить «спящего тигра»: или доживет ли Кыргызстан до выборов.
10:53
Не разбудить «спящего тигра»: или доживет ли Кыргызстан до выборов.
Кто виноват? Кто больше пострадал? За кого ты, теперь, на выборах? (из разговоров жителей г. Баткен, Кара-Балта, Бишкек июль 2010)
Тлеющие, на первый взгляд, огоньки трагедии на юге – иллюзия спокойства. «Спящий тигр», как сказали бы китайцы, и попытались как можно быстрее предпринять все возможные меры по предотвращению подобного «пробуждения хищника».
 
Ситуация в Кыргызстане принципиально иная, хотя вопрос о сепаратизме так или иначе витал в воздухе. Страна, где принципы совместного межэтнического проживания достаточно широки. Главная идея консолидации – здесь заложена исторически, пестрым кураком племен – пращуров современных кыргызов. К тому же демократические ценности выражающиеся в равных правах и закрепленные в куче обязательств КР перед международными организациями, подразумевают и сложившуюся практику достаточно терпимого и дружелюбного народа.
 
Но не сегодня. Ситуация кардинально изменилось – кривое зеркало июня 2010 портит картину «транспарентного общества», о котором так часто отзывались доноры.
 
«Хищник-убийца заснул, но это не значит – что его нет»
Прошел месяц, полтора. Что предпринимается в стране:
Информационно-идеологическая война – проиграна, или почти проиграна. К образу «революционного плохиша» (которым в принципе на пост СНГ, можно было бы гордиться), добавился образ – «нетерпимого кровожадного кыргыза – антиузбека».
 
Оценку событиям ни дал - ни кто. Сформирована комиссия, вообщем то по тому же принципу, что и параллельное техническое правительство – «старый конь борозды не испортит». Да, но - «но и новой не вспашет». Однако если техническое правительство, с точки зрения управления, – временные компромисс – до парламентских выборов, верней итогов (так предполагалось изначально), то какова же основная миссия у оценочной комиссии, все с той же точки зрения управления? В первом случае управление кризисом в стране, во втором подоплека глубже, и радиус реакции шире.
Цели ожидаемой оценки:
- «Поставить точку в данном конфликте» (как выразился один из уже технических управленцев КР) – иллюзия всех вместе взятых иллюзий в Кыргызстане. Точку на таком месте – не поставишь. Растечется.
- Отчитаться перед заказчиком/заказчиками (международные сообщество, общество и правительство КР, или других стран, представители которых там находятся).
- Заполнить данный конфликт компромиссом. В сложившейся ситуации, наиболее важный вопрос
– Что здесь и сей час есть компромисс, и перед кем?
· Международным сообществом
· Обществом Кыргызстана
· Титульной нацией (имеются в виду все кыргызы Кыргызстана)[i]
· Кыргызами, просто (пострадавшими в конфликте).
· Узбкской стороной (имеется в виду этнические группа, пострадавшая в конфликте)
· Узбекской стороной (государством Узбекистан, в лице: 1.его населения и 2. его лидера).
Те данные, во всяком случае озвученные официально, по погибшим – не соответствую реальным, в разы. Как сказал бы социолог погрешность даже не в десятки, а в сотни, если не в тысячи. Но и эту цифру можно «посчитать», при определенном усилии.
 
Как посчитать количество боли, утрату смыслов - сложившихся столетиями отношений, вложений труда, усилий семей-поколений, да просто жизней?
 
На каких весах можно определить кому было хуже – узбекам или кыргызам, если в этом вообще есть смысл.
 
Национальный вопрос
События 7 апреля, снесшие в очередной раз власть в Кыргызстане изначально предполагали реальную конкуренцию в политическом пространстве страны. Что немаловажно - на ринг возможностей будущего политикума заявлялись не только конкретные персоналии. Главной перспективой стало закрытое ранее поле конкуренции политических идеологий. При пестроте, как бы имевших место идеологических платформ, закрепленных в различных программных документов политических партий Кыргызстана, большинство, в том числе наиболее перспективных сегодня – заимствованные. С попытками адаптировать под нашу действительность, вобщем-то неплохих и радужных перспектив, правда, лаг времени на их реализацию, можно замерять поколениями. Особенно в условиях нынешней политико-экономической ситуации.
 
Как водится в переломные моменты молодых государств – на первый план выступают националистические идеи. Идеи, которые стали отправной точкой и нацио и государство строительства во многих, в том числе самых развитых стран. Идеи – положившие начало базовым этноидентичностям по всему миру. Идеи – которые при всем их конструируемом характере – несли идею консолидации и общего развития (до определенного радикального момента/черты). Трудно найти в мире государство, которое не прошло бы этот этап, а если избежало в свое время, вернулось к нему сегодня – Бельгия тому пример.
 
Кыргызстан – особая практика. При всей мифологичности цифры 2200 лет – нация, на мой взгляд - все еще не сформировалась. Не прошла этапы становления, мобилизации, рефлексии своего прошлого и настоящего. Сообществу доимперских племен XVIII века, с богатой устной культурой, гордому и самобытному, с территорией и менталитетом в большой степени Гор, по большому счету, только сегодня представилась возможность состояться – как единая потенциальная нация.
 
Травмой этого важнейшего процесса стал: во-первых, навязанный и все еще неискоренимый патернализм. Постоянная апелляция (ожидания, соотношения себя) с Центром. Вначале с Санкт-Петербургом, потом и сей час с Москвой. Реакции наших лидеров сразу после 7 апреля и событий 11-12 июня, в этом смысле особенно показательны. В начале - как способ легитимности, потом как просто способ выхода из ситуации. Используемый повод различен – от просто совета и поддержки, до ГСМ и денег, и заканчивая (хотя, наверное, и это не предел) вводом войск в страну.
 
Во-вторых, как следствие первого, по меткому наблюдению Муратбека Иманалиева – «закомплексованный национализм». Мы долго были не кыргызами, а киргизами (мы до сих пор не определились сами и не указали другим - где живем в Кыргызстане, Киргизстане или Киргизии), и иногда сей час по инерции, нас у нас же, еще называют «националами». Образ титульной нации, мы несем смущаясь, «Титул» и «Нация» или «Титул Нации» - для нас, до недавнего времени не носивших, в том числе и свой калпак, все еще как «шляпа с слишком красивыми перьями». Только мы, позволяем, представителям других государств перед студентами Кыргызстана в самом Кыргызстане высказывать претензии - «монополизации титульной нации власти в КР», только мы (то ли по недоумению, толи по наивности) игнорируем все больше тиражируемую сегодня, зарубежными СМИ, дискуссию о антисемитизме в Кыргызстане, с элементами «ритуального насилия» и прочими невообразимыми ужасами. Причины непонятны – мы все еще «закомплексованны», до такой степени терпимы, или это также признаки незаконченного нациостроительства…
 
Национализм до июня 2010 в Кыргызстане, и после – разные субстанции. После 7-го апреля была попытка и возможность идеологического созидания на почве национального идеи/духа (тогда было даже не важно кыргызский–этнический или кыргызстанский–гражданский компонент, более того последний во многом превалировал). Сей час, ситуация иная…
 
После кровавых событий в Ошской и Джала-Абадской областях ситуация «аморфного национализма» вышла из «спящей зоны». Опросы населения, вернее представителей кыргызской национальности (только в городах Баткен, Кара-Балта, Бишкек) показали, что – не адекватное информационно-идеологическое освещение событий на юге во время и после (до сих пор) конфликта, замалчиваемые факты насилия (или слухи о них), размытая позиция международного сообщества, кыргызского правительства – является сегодня, возможным детонатором нового витка трагедии. И этнический вопрос – не единственный мотив конфликта.
 
Возможные причины[ii]:
- как процесс доказательства собственной этнической состоятельности.
- как возмущение тем, что до 11 июня кыргызы были терпимы («толерантны»), и были «вероломно обмануты». Претензии: у узбеков на местах их компактного проживания были школы на национальном языке, основные СМИ, театр, университеты, бизнес, в парламенте КР – 7 мест и т.д. « В УзР – такое для другой нации просто невозможно!», «Зачем они готовились к войне?».
- как реакция уже «своим» (правительству, СМИ, гражданскому обществу, политикам всех мастей) за то что не были оценены события (по настоящему), что не было «человеческой реакции», что виноватые (неважно с какой стороны) не были наказаны.
- как реакция на то, что начали «шоу-выборы» (10 октября выборы в парламент КР), что публично, визуально вбухиваются огромные деньги на предвыборную борьбу. Уже сей час вбрасывается масса черного компромата и без того в фрагментируемое и тревожное общество.
- как реакция на ту энергию политических лидеров, которая могла быть направлена в общее созидательное русло в стране, а не против друг друга, в этой неуместном цирке амбиций.
- просто месть…
 
PR во время «чумы»
Накапливающееся в обществе неудовлетворение, боль от потерь, выброс политического негатива, информационные искажения – все это может стать причиной новой трагедии. Общество ропщет, политические баталии набирают свой темп. Тратятся колоссальные ресурсы, на фоне бескровных подавленных пострадавших. Политический подиум начинают заполнять новые «модели», не замечая того, что затаившийся «зал» рискует снести это «политическое фэшн шоу» еще до падения занавеса.
 
Все банально и просто, все эти ресурсы и суета, вполне возможно могут оказаться тщетными, поскольку адекватная реальность – усиливающаяся тревога, неудовлетворенность и закипающее негодование в обществе, воспринимается все больше только через ситуативно узкую призму - «электорат».
 
Тем не менее, претенденты умудряются использовать и этот «протестный ресурс», в своих уже начавшихся политических турах по регионам, тема «национального реванша» - №1 в риториках некоторых претендентов в главный законодательный орган ЖК. Этот механизм работает, как когда-то в конце 30-х в Германии. Реваншизм – дешевый, на первый взгляд, ресурс, особенно в закомплексованном в недавнем прошлом обществе. Правда «оратор» или не подозревает, что этот PR-метод может стать концом всей затеи «конкурентная борьба», или наоборот надеется на то, что «в мутной воде, рыбку поймать» гораздо проще.
 
Есть еще другой тип PR в нынешней ситуации политической борьбы, именуемый – «как продать хаос» или как сторговать на «конфликте в Кыргызстане» (варианты: межэтническом, юга и севера, ферганском и т.д.). Цель – преференции, других более потенциальных в основном внешних игроков: стран, организаций, групп-корпораций. Инструменты – пресс-конференции, интервью «с битьем себя в грудь», пафосные фонды – «по спасению, обновлению и т.д.». Эдакий образ спасителя, с минимум доверия внутри своей страны, зато с определенными гарантиями для других стран. Смысл – включение в политику, в том числе и ценой (полной и частичной) свободы/суверенитета своего государства.
 
Еще задолго до трагедии на юге в июне, до хладнокровного расстрела ребят на главной площади страны, в 2003 году в Бишкеке, на круглом столе мы обсуждали тему – «как разбудить нацию». Была произнесена гипотеза, с примером трагедии в Японии и Германии, после 1945-го. С их трагедиями потерь, кровавыми ранами – когда эти общества сумели пройти кровь и унижения, комплекс вины» и боль утраты. Однако все это - как очищающий катарсис, стал для них отправной точкой в развитии нового общества.
 
Трагедия как катарсис – очищение, возможность осмыслить и начать новое общество. Разве не это основная задача, разве те потери, который понес народ Кыргызстана – не «звон колокола» о том чтобы проснуться, осмыслить и начать созидать! К чему тогда вся эта пошлая суета с «избирательной гонкой», которая не только загоняет все последние краеугольные события в стране в «предвыборный фон», но и кое-где ими еще и спекулируют.
 
Потому так важна оценка событий, объективная и честная. Оценка, которая повлечет за собой действие, последующую реакцию. Приоритет сформированной оценкой здесь нужно отдавать внутреннему потребителю – гражданам Кыргызстана, как это было бы не сложно, без оглядки на условно-аморфную «мировую общественность». Увлекшись компромиссом ради компромисса, мы рискуем ввязаться в новый конфликт – уже самих с собой. Потери, которого могут быть гораздо серьезней. Тогда его уровень перейдет из локальной категории «юг страны», на более широкий страновой и региональный масштаб. Эльмира Ногойбаева, Центр «Полис Азия»
 
[i] Здесь намеренно используется риторика расхожая в современных внутренних и (прежде всего) внешних СМИ, в том числе как способ обобщений и манипуляций общественным сознанием.
[ii] Возможные причины нового конфликта сформированы из опроса жителей г.: Баткен, Кара-Балта, Бишкек.

Просмотров: 480 | Добавил: kylychkz | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Июль 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей
Счетчик посещений
Copyright Инициативная группа "Пикир" © 2024Бесплатный конструктор сайтов - uCoz